This is an example of a HTML caption with link themeforest.net.

ГОРДОСТЬ НАЦИИ

Сагиров Гакиль Шарифуллович

Была ранняя весна.

Гакиль, как завороженный, смотрел на пробуждение природы и, кажется, в этот день впервые всерьез взялся за карандаш, чтобы запечатлеть увиденное на листе бумаги. Он до сих пор еще помнит тот свой рисунок, созданный не совсем умелыми детскими руками, но в котором было столько непосредственности, тепла, новизны открытия. Ведь в него он вложил всю свою душу.

Так Гакиль открыл в себе зачатки начинающего художника. И с тех пор он не расставался с альбомом. Учителя и односельчане, знакомые с рисунками Гакиля Сагирова, пророчили ему светлое будущее талантливого художника.

Он родился в 1938 году 15 февраля в селе Ахметовка Октябрьского (теперь Нурлатского) района Республики Татарстан.

Предвоенное детство было довольно трудным. Постоянно недоедали, не хватало теплой одежды и обуви. Родители пропадали на работе в колхозе. Все это откладывало тяжелый отпечаток на здоровье Гакиля.

На фронт его отца, Шарифуллу абыя, призвали в самом начале Великой Отечественнй войны. Слабо обученных солдат бросали в самое пекло боевых событий. Повоевать толком отцу не удалось. Он погиб уже в сентябре 1941 года. Перед Хабибжамал апа, матерью Гакиля, встал вопрос – как жить дальше, как растить и воспитывать детей?

В сентябре 1945 года Гакиль пошел в 1-й класс Ахметовской начальной школы. Учился с удовольствием, всегда радовал маму отличными отметками. В любое свободное время он старался рисовать на любом клочке бумаги. Рисовал на старых газетах, на обертках, если попадались.

Из-за тяжелой ситуации в семье (не было одежды, обуви, порой не хватало еды) мама Хабибжамал апа в 1951 году решила вернуться на свою родину в село Старое Фейзуллово Кошкинского района Куйбышевской области.

Старо-Фейзулловскую семилетнюю школу Гакиль Сагиров окончил отлично в 1952 году. В школьных стенгазетах печатались его рисунки и стихи. Во всесоюзной газете «Пионерская правда» были напечатаны три его рисунка и все это время, он вынашивал мечту: после окончания семилетки поступить в Пензенское художественное училище, стать профессиональным художником. Но этому помешала болезнь.

В больнице врачи вынесли Сагирову тяжелый приговор: органическое заболевание нервной системы. В первое время он еще мог двигаться, но руки и ноги с каждым днем предательски слабели. И все же он умудрялся никого не обременять заботами о себе. С утра до вечера, лежа в постели, с упоением читал книги.

Он страшился только одного: болезнь могла оторвать его от людей, от их дел, радостей, забот. Ведь Гакиль так мечтал быть активным участником жизни, творить…

Он сильно надеялся на предстоящую операцию. Верил, что она пройдет успешно, и он будет жить как прежде – энергичный, бодрый и здоровый. Что-то пошло не так, и все рухнуло. Лечили его долго, но безрезультатно. После неудачной операции на позвоночнике он уже не мог вставать на ноги и двигать руками. Молодой человек стал полностью инвалидом.

Здоровому человеку не понять, какое отчаяние охватывает в этом состоянии. Жизнь потеряла смысл. Кому он нужен неподвижный, зачем ему такая жизнь? Что он пережил за это время – не знает никто кроме Бога, его самого и матери.

Какой же силой и верой должна была обладать эта женщина, чтобы все это выдержать. Какова же сила материнской любви, которая может вынести такой непосильный труд.

Чтобы заполнить время, Гакиль стал много читать, в этом помогала мама. Для чтения газет над кроватью протянули веревку. Бельевыми прищепками закрепляли к ней разворот газеты, и он читал. Потом газета переворачивалась и дальше продолжалось чтение. Для этого приходилось приложить неимоверные усилия и терпение.

Книги подкладывались сбоку от подушки на небольшом возвышении. Каждую следующую страницу переворачивала мама.

В десятках книг искал Гакиль ответ на вопрос: как жить? Еще и еще раз перечитывал с детства полюбившуюся книгу Николая Островского «КАК закалялась сталь», «Моабитскую тетрадь» поэта Мусы Джалиля, удивлялся их стойкости, жизнерадостности даже в самые трудные минуты жизни. И с каждым днем все больше верил в беспредельность возможностей человеческого духа.

В одном из номеров журнала «Огонек» была напечатана заметка о художнике, потерявшем в войну кисти рук, который научился рисовать карандашом, зажатым в зубах. Гакиль взялся за упражнения, день за днем приучал карандаш к послушанию, и наконец-то на бумагу стали ложиться ровные строчки букв. Так он научился писать. Но перед ним стояла не менее трудная задача – рисовать. К подставке из книг мать прикладывала лист бумаги, и Гакиль, зажав в зубах карандаш, начал выводить на нем только ему одному понятные узоры. Один за другим появились первые рисунки – «Конец марта», «Тополя»…

Вместе с ними в голове художника зарождались интересные мысли, которые затемстали складываться в стихотворные строки. Скажем, нарисует Гакиль журавлей, улетающих на юг, и тут сложит стихи:

Вот и солнце вышло в небе ныне.

Облака плывут громадой белой.

Журавли в безбрежной дымке синей

Кажутся мне вышивкой умелой.

Слышу крики их, и сердце бьется.

Миновали боли и тревоги.

Вижу – журавли под самым солнцем

Проложили к Родине дороги…

И преодолевая боль, неудобства и беспомощность, научился писать и рисовать, зажав карандаш в зубах.

Гакиль Сагиров так отзывался об окружающих его людях: «Если бы на протяжении этих лет меня не поддержала моя мать, родные, друзья, односельчане и просто незнакомые, но добрые люди, если бы я не нашел себе занятие по душе, по силам, разумеется, и возможностям, то я бы, наверное, сошел с ума. У меня неподвижны ноги и руки, но голова-то работает. Ведь ни кто не может запретить мне думать. Все должны находить выход, они не могут блуждать в замкнутом пространстве, но должны материализоваться в чем-то. Если это нет, то голова может просто лопнуть, как лопается закрытый сосуд с бродящим вином».

В скорее в Кошкинской районной газете «Маяк Ильича», а затем и в татарских изданиях стали печататься рисунки, стихи Гакиля Сагирова. На страницах газеты «Социалистик Татарстан» появилась корреспонденция о трудной судьбе талантливого парня из деревни Старое Фейзуллово.

…Весной 1965-го разыскала Гакиля, прослышав о его стихах, корреспондент «Комсомольской правды» Ирина Ценина. Поразилась: в доме целый день толкутся люди. Школьники из фотоклуба, организованного Гакилем; соседка пришла пожаловаться ему, что не кладут печь в доме, как обещали; студенты, приехавшие на каникулы, обсуждают с ним эскиз заголовка для стенгазеты… «Не было и тени скованности, которая обычно возникает к постели больного, - напишет она в «Комсомолке». - …Я слушала и думала о бесценной радости человеческого общения, которой до краев полон это дом»; «Признаюсь, в моей помощи Гакиль нуждается меньше, чем я в его»; «Он открыл в моей душе то, о чем я до нашей встречи не знал, а может быть, не хотел знать»; «Всегда возвращаюсь от них с убеждением: человек должен быть сильным! Человек должен быть мужественным!» Выходит, для душевного мира не помеха ни крайняя скудость бытия, ни болезнь, ни даже горькое знание необходимости беды?

После выхода материала в «Комсомольской правде» со всей страны пошли письма в село Старое Фейзуллово Гакилю Сагирову. Люди его благодарили, желали скорейшего выздоровления, просили крепиться и держаться.

После передачи на телевидении не прошло и несколько дней, управляющий трестом «Татбурнефть» (затем его переименовали на УБР «Лениногорскбурнефть») Николай Михайлович Куликов дал своим работникам поручение купить большой телекомбайн марки «Концерт» и, не откладывая на долгий ящик, отвезти его в Старое Фейзуллово, и установить в доме Гакиля, который построил для него местный колхоз (об этом упоминалось в нашей передаче). «В новом доме у поэта и художника должна быть и новая удобная мебель.», - решили нефтяники и закупили также новые шкафы для книг и одежды, столы и стулья. Была оказана и солидарная денежная помощь. Эту добрую инициативу поддержали также и коллективы управлений «Лениногорскбурнефть» и «Иркеннефть».

Вместе со мною ехать в Старое Фейзуллово изъявил желание врач-невропатолог Виль Хатыпович Гильманов. «Сам поеду и досконально обследую больного. Может, сможем как-нибудь оказать ему помощь», - твердо сказал он.

Виль Хатыпович, тщательно осмотрел больного, принял решение отвезти его в Лениногорскую больницу и немедленно начать лечение.

И снова нам на помощь пришли нефтяники. Когда мы попросили об этом директора конторы разведочного бурения нефти Ивана Игнатьевича Лисова, он без долгих разговоров решил выделить вертолет.

Длившееся почти полгода лечение все же дало некоторый эффект. Больной , до этого все время прикованный к постели, через несколько месяцев уже мог сидеть (правда, еще только несколько минут) на коляске, которую также подарили нефтяники. С тех пор таких минут с каждым днем становилось все больше.

А имен людей, которые в эту пору принимали участие в судьбе поэта, теперь и не сосчитать. Вот некоторые из них – бывший руководитель объединения «Татнефть» Агзам Валиханович Валиханов (впоследствии долгие годы работавший министром нефтяной промышленности СССР), бывший начальник управления «Альметьевскнефть» Ришат Тимергалиевич Булгаков (он позднее стал генеральным директором объединения «Татнефть») и руководитель управления «Инкернефть» Виктор Михайлович Шестеркин и уже упоминавшийся мною ранее руководитель управления «Лениногорскнефть» Николай Михайлович Куликов.

Узнали о Гакиле и в Центральном Комитете комсомола. По просьбе его работников к нему в свое время в Старое Фейзуллово на санитарном самолете прилетел врач-консультант института нейрохирургии имени Бурденко – профессор Владимир Львович Нейман. Но, несмотря на все усилия врачей, руки и ноги Гакиля, к сожалению, так и остались неподвижными. Бывает же, когда и медицина бессильна. Но тепло людских сердец дало и дает ему новые силы.

А в Москве а альманахе «Родники» были напечатаны его стихотворения в переводе на русский язык.

Заметно вырос Гакиль Сагиров за эти годы и как художник. В его творческом багаже появилось более шестидесяти гравюр. Вот что написал о его рисунках Юрий Григорьевич Аксенов, преподаватель Московского заочного народного университета искусств, где в свое время обучался Гакиль Сагиров:

«…В связи с окончанием срока пребывания на начальном курсе учебная часть провела просмотр выполненных вами работ. Все художники, видевшие ваши рисунки, были поражены, буквально потрясены качеством и постоянным развитием, обострением выразительности ваших работ. Единогласно выведена самая высокая оценка – отлично. Причем это сделано вовсе не со скидкой или ради утешения, а прежде всего на основе анализа, интересной композиции, целостности и грамотности рисунка, сильной образованности и подкупающей красоты…»

После выхода первой книги стихов на татарском языке с рисунками в 1970 году в Казани «Свежий ветер», в 1983 году следующей книгой поэта стала «Подсолнухи», а дальше в 1994 году вышла третья – «Неповторимая мелодия». Сборник «Два солнца» на свет появился благодаря меценатам из Димитровграда, куда вошли стихи, рассказы и графические работы. А в Самаре была издана объемная книга стихов и рисунков «Неповторимая мелодия» одновременно на татарском и русском языках. Была напечатана также красочная книга стихов для детей младшего возраста, которая была признана самой читаемой маленькими читателями.

Так, несмотря на тяжелый недуг, из-за которого много десятков лет он был прикован к постели, Гакиль Сагиров оставался в боевом строю. Они схожи – Павел Корчагин Островского, ставший примером для многих поколений людей, и Гакиль Сагиров. Своей судьбой, жаждой жизни, неукротимой волей, стремлением, несмотря на личную трагедию, «жить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы», принося пользу людям.

Больше десятка местных ребятишек научились играть на гармошке благодаря старанию Гакиля. Сажал рядом и просил играть. Если ошибался или фальшивил, заставлял снова играть с этого места. И так потихоньку парнишка втягивался в процесс игры и, глядишь, дальше уже сам совершенствовал.

В теплые летние дни друзья – школьники из Старофейзулловской восьмилетней школы вывозили его в коляске на луга, поля, в леса, где Гакиль черпал новые образы и краски для своих стихов и рисунков. Он постоянно жил делами и заботами своих односельчан. А когда нивы сохли под палящими лучами солнца или во время жатвы шли непрерывные дожди, переживал с ними. И каждый раз из-под его пера выходили новые новеллы, стихи, посвященные трудной, но почетной профессии хлебороба.

Болезнь подвергла нестерпимым мукам все тело, не давая ни минуты передышки. И даже в тот момент огонь надежды был безмерен. Он не хотел чувствовать себя беспомощным, ненужным человеком. Надеялся на лучшее и, благодаря своей матери, продолжал творить чудеса. Всю меру его страдания знала лишь любящее сердце Хабибжамал апа, вместившее в себя все горе и боль сына. На протяжении долгих лет мама была главной опорой в жизни Гакиля Сагирова.

В апреле 2004 года самый близкий Гакилю ага Хабибжамал апа, прожив 86 лет, ушла из жизни. Светлая память о ней хранится в произведениях поэта. Полные нежной любви и благодарности стихи, посвященные матери, нельзя читать без волнения…

С 2005 года Гакиль Сагиров жил с семьей брата Наиля. Сноха – Халида, племянники – Марат, Ренат с женой Эльвирой и сыновьями Айнур и Тимур. А старший – Рафаэль – моряк, живет в Астрахани, семейный, часто радовал поэта своими письмами. Эта семья поистине может служить примером подлинной человечности, доброты. Забота о дяде стала неписанным законом для племянников. Семья Сагировых всегда была согрета благожелательным и деятельным интересом ко всему вокруг – людям, мыслям, событиям. Может быть, поэтому все, что он написал, несет в себе такую добрую энергию, очищает и возвышает душу, придает силы.

За годы своей жизни Гакиль Сагиров нарисовал свыше ста графических рисунков тушью и карандашом, которые демонстрировались на выставках, организованных в Самаре, Ульяновске, Димитровграде, Казани и других городах. За эту серию рисунков он стал победителем конкурса среди инвалидов, проводимого в Москве, ему была присвоена международная премия «Филантроп».

В разные годы, в разных издательствах издавалось 8 сборников его стихов. За некоторые из них поэт был удостоен высоких литературных премий Республики Татарстан – имени Гаяза Исхаки, Шайхи Маннура. В Ульяновске ему также вручались премии поэтов земляков имени Сахаба Урайского, Габделжаббара Кандали. Он несколько раз татарской общественностью Самарской и Ульяновской области был призван «Человеком года».

На стихи поэта написаны несколько десятков песен, которые успешно исполняются профессиональными и самодеятельными артистами, звучат на радио и телевидении Республики Татарстан, многие из них записаны на компакт-диски.

Гакиль Сагиров одним из первых был удостоен премии «Благородство», учрежденной Самарской областной журналистской организацией. А с 2015 года стала присуждаться номинация Гакиля Сагирова «Преодоление». Эту премию получат люди, не сломившиеся под ударом судьбы, стремившиеся преодолеть беды и невзгоды.

Он также в свое время был награжден почетным знаком Ульяновской области «За веру и добродетель». В области появилась новая премия лучшим представителям народного творчества «Достижение» имени Гакиля Сагирова, которая вручается людям с ограниченными возможностями, занимающимися творчеством.

В 2015 году на средства губернского гранта, выделенного правительством и губернатором Самарской области татарской национально-культурной автономии, была издана книга о жизненном пути и творчестве этого мужественного и талантливого человека.

Еще при жизни Гакиля Сагирова, (а его не стало 29 июля 2009года, и он похоронен на кладбище села Старое Фейзуллово Кошкинского района) татарская общественность трех регионов – Республики Татарстан (поэт родился в селе Ахметкино Нурлатского района), Самарской и Ульяновской областей (в городе Димитровграде он провел свои последние годы жизни) высказывали идею создания его Дома-музея в селе Старое Фейзуллово Кошкинского района, где поэт провел большую часть своей жизни и создавал свои прекрасные творения.

Спустя два года после смерти Гакиля Сагирова, 29 июля 2011 года, на его могиле был установлен памятный камень и на церемонии его открытия было принято решение губернаторам Самарской и Ульяновской областей, Президенту Республики Татарстан, членам правительства этих регионов с просьбой помочь в организации Дома-музея Гакиля Сагирова в селе Старое Фейзуллово.

На это обращение откликнулись руководители всех регионов и в своих ответах отметили важность и необходимость создания Дома-музея Гакиля Сагирова.

Тогдашний министр культуры Самарской области Ольга Васильевна Рыбакова обещала помочь при условии принятия решения о создании музея поселения или муниципального района и передаче данного здания в собственность поселения или муниципального района, включить данный объект в областную целевую программу «Развитие и укрепление материально-технической базы государственных и муниципальных учреждений, осуществляющих деятельность в сфере культуры на территории Самарской области, на 2011-2018 годы», утвержденную постановлением правительства Самарской области от 29.10.2010 № 551.

Министерство культуры Республики Татарстан выразило готовность оказать научно-методическую помощь при создании экспозиции будущего музея.

Хотя ответы и были многообещающими, решение данного вопроса затянулось. Уже прошло более восьми лет со дня смерти Гакиля Сагирова и шести лет со времени обращения татарской общественности.

На разных языках разные люди по сути в один голос оценивают феномен Сагирова – его жизнеутверждающее творчество, пример человеческой стойкости и мужества как общенациональное наше богатство, бесценное достояние разноязычного российского народа.

Если идея создания Дома-музея Гакиля Сагирова осуществится, то он стал бы центром объединения людей разных возрастов и разных национальностей. Имя Гакиля Сагирова будет хорошим примером для воспитания учащихся и молодежи в духе патриотизма, дружбы между народами и еще покажет, как надо преодолевать жизненные трудности и невзгоды.

Судьба задумала порвать у Гакиля Сагирова струны жизни. Но она не смогла оборвать струну души этого мужественного человека. Его рисунки и стихи еще долго будут волновать и радовать людей. Ведь искусство, рожденное мужеством, близко и понятно каждому человеку. А от произведений Гакиля Сагирова веет свежим ветром жизни, они полны оптимизма.

 

Хәбәрләр

Илһам ага Шакиров рухына Коръән укылды

"Яктылык" мәктәбе үз боҗрасына кемнәрне генә кертеп җибәрми. Соңгы елларда олысы-кечесе "Яктылык"ка омтыла. Бу юлы җылы, якты бинада "Ак калфак" җәмгыяте үзенең чираттагы дәресен үткәрде. Мәктәп мөгаллимәсе Асия Сәйфетдинова балаларга һәм олыларга тасмалар белән чигү буенча мастер-класс күрсәтте.

Тарих җиле кайтавазы

Камышлы районының Иске Ярмәк авылы Мәдәният йортында үткән елда басылып чыккан “Иске Ярмәк авылы тарихы” китабын тәкъдир итү кичәсе уздырылды. Аның авторы – шушы авылда туып-үскән Фәрит Шириязданов. Китапта авыл тарихына караган риваятьләр, язмалар, истәлекле вакыйгалар, гыйбрәтле язмышлар һәм аерым шәхесләрнең данлы эшләре турында бәян ителгән, биредә яшәүче халыкның рухи байлыгын дәлилләүче язмалар урнаштырылган. Китапта урын алган мәгълүматларның шактый өлеше архивларда сакланучы документларга таянып язылган

«Туган тел» җәмгыятенә – 30 ел! Салих белән Фәһимә җигелеп эшләделәр

Татар милли хәрәкәтендә ике дистә ел буена җиң сыз­ганып, армый-талмый эшләү­челәр күп булды. Бүген без сезгә шул күпләрнең икесе турында мәгълүмат биреп узачакбыз. Салих Вәлиәхмәтов Һәм Фәһимә Рәҗәпова «Туган тел» җәмгыяте уз­дырган Нәүрүз, Сөмбелә, Сабан туе бәйрәмнәрендә көрәшне алып бару­чылар төркемендә хезмәт иттеләр. Алар бәйрәмгә иң беренче булып килерләр иде, иң соңыннан кайтып китәрләр иде. Икесе дә пар кил­гәннәр.

Көчле рухлы, нечкә күңелле...

Гыйнварның 11ндә иң әдәпле бәйрәмнәрнең берсе — Халыкара «Рәхмәт» көне бәйрәм ителә. Шушы уңайдан балачак күршем, бүгенге көндә киңәшчем булган Фәния апай Гайфуллинаны 70 яшьлек юбилее белән котлап, күңелемдә булган рәхмәт хисләрен җиткерәсем килә. Фәния апабыз — бар яктан да уңган-булган хатын-кыз өлгесе. Минем балачагым аңа карап, сокланып үтте. Иң күп чәчәкле йорт аларның хуҗалыклары булды. Бүгенге көндә дә җәен аның йорты һәр кергән кунакны чәчәкләр белән каршы алса, кышларын тәрәз төпләре берсеннән-берсе матур яран гөлләре белән ямьле җәйне хәтерләтә.

1 из 152